Карл Лагерфельд о карьере, амбициях и кошке Шупет

Он уже стал поп-иконой своей эпохи. В мире моды его иногда называют “кайзер”, что по-немецки означает – император.

В Риме, где в эти дни своё 90-летие празднует дом моды Fendi, марка роскоши и люкса, на наши вопросы ответил мэтр подиума, Карл ЛАГЕРФЕЛЬД.

Что такое “люкс”?
“Евроньюс”:
Что для вас роскошь и люкс?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Fendi – это хороший пример того, чем может быть – и должна быть роскошь. Она бывает самой разной. Иногда, уделить время самому себе и забыть о постоянном стрессе – это тоже роскошь. Сегодня у некоторых нет работы, зато у других жизнь полна стресса, и отдых становится люксом.
Роскошь, люкс – это вопрос качества, но это также способ видения. Важно не забывать о том, что люкс – это не просто дорогие вещи: они должны быть очень высокого, безупречного качества, чтобы оправдывать цену.

“Евроньюс”:
Но для вас ведь роскошь – это и есть работа. Похоже, что Карл Лагерфельд ни на минуту не останавливается! В чём секрет такой энергии?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да нет никакого секрета. Не стоит забывать, что и для Fendi, и для Chanel я работаю на исключительных условиях. В моём распоряжении лучшие мастера своего дела. Всякий там маркетинг у меня под ногами не путается. Я могу спокойно заниматься своим делом. И это тоже – роскошь. Ведь в других домах моды есть и дизайн-бюро, и отделы маркетинга… А надо мной всё это не висит! Если бы ко мне с этим приставали, я бы тут же ушёл.

90 лет Fendi
“Евроньюс”:
В Риме организовали дефиле в честь 90-летия…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
…но только не моего…

“Евроньюс”:
Нет, к счастью, это пока не ваш юбилей! Дефиле Fendi пройдёт у фонтана Треви. Рим, его сказки и легенды вдохнули жизнь в это шоу…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Ну не только Рим, а сказочные сюжеты вообще…

“Евроньюс”:
А как вы переводите подобные сюжеты на язык моды?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Нет, ну всё, что мы подготовили для дефиле – очень поэтично, сказочно… Меня на коллекцию для шоу вдохновило давно забытое имя Датского художника-иллюстратора Кая Нильсена, начала ХХ века. Он был замечательным мастером с редким, странным, нордическим стилем, не похожим ни на ар-нуво, ни на ар-деко. Я совершенно случайно вспомним о его работах, ведь за 100 лет о нём все успели забыть. И вот на основе его цветовых гамм и рисунков я построил мои эскизы. Нам пришлось обратиться к наследникам и к издателям Нильсена, ведь память о его работах почти стёрлась. И вот, результатом стала итальянская коллекция моды.

“Евроньюс”:
Дом Fendi известен своим ноу-хау по использованию ручной работы. [Карл ЛАГЕРФЕЛЬД: Да, к счастью] Как же, в таком случае, вам удаётся применять инновационные технологические разработки?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Одно другому не мешает!.. В целом, мы, конечно, не замыкаемся на одной методике. Если делать всё время одно и то же, очень быстро вы пропадёте. И тут уж не важно, на чём основаны ваши выкройки, важнее идти в ногу с прогрессом, используя самые последние технологии, иначе всё теряет смысл.
Карл Лагерфельд: краткая биография
Дата рождения Лагерфельда остаётся загадкой: в свидетельстве о рождении записан 1933 год, сам он утверждает, что родился в 1938 г.
В 1952 году переехал в Париж для продолжения образования
С 1963 года Лагерфельд работает (среди прочих) с парижским домом моды Fendi, а с 1983 г. – с Chanel
В молодости Карл Лагерфельд мечтал стать художником-иллюстратором
Мэтр трепетно относится к своей кошке Шупет, которую называет своей музой

Лагерфельд и Рим
“Евроньюс”:
Рим для вас – это особенный город…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Помимо Парижа, это город, который я знаю лучше всего. За свою жизнь, я думаю, я побывал в Риме больше 800 раз. У меня даже квартира здесь была своя. Это место, где я чувствую себя как дома, хотя я ненавижу это выражение. Нет такого места, которое я называл бы своим “домом”, я чувствую себя дома повсюду, а это – не то же самое. Но Рим – это всё-таки очень близкий мне город.

“Евроньюс”:
А ваша первая встреча с Римом?..

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Ещё ребёнком я приехал сюда с родителями, это уже давным-давно было…

“Евроньюс”:
И что же вам врезалось в память?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Я подхватил сильный грипп.

Три ипостаси мэтра
“Евроньюс”:
Ну, вернёмся к вашей работе. Вы ведь связаны не только с Fendi, но и с Chanel. Получается, что вам удаётся выступать в трёх ипостасях: Лагерфельд, Fendi, Chanel?..

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
И да, и нет.

“Евроньюс”:
Так в трёх или нет?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да, соглашусь, пожалуй. Fendi – это моя итальянская сущность, Chanel – французская, а остальное – это я сам.

“Евроньюс”:
Я видела вашу работу над эскизами. Потрясающая точность и скорость!

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да, в начале я хотел быть художником-иллюстратором, и это мне здорово помогает. Сегодня многие пользуются компьютером, художники-модельеры друг у друга срисовывают. Я всё делаю своими руками. Мои наброски – очень высокой точности, практически трёхмерные. Каждый, кто со мной работает, мои “примы”, мне даже вопросов не задают. Когда дело доходит до первой примерки, то я вижу в точности, то, что нарисовал в эскизе. Если что-то не так, то это моя ошибка, а не их.

“Евроньюс”:
Очень интересно, я то думала, что те, кто переводят ваши эскизы в модели – это жемчужины профессии…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Нет, перевожу в основном я, с аннотациями и с трёхмерными рисунками… Это отнимает немало времени, но я обожаю этим заниматься. Раньше я мечтал рисовать шаржи или портреты.

Звёзды и поп-идолы
“Евроньюс”:
Мы попросили наших зрителей и читателей прислать вопросы для этого интервью. Вас называют “поп-иконой”, но вот Христос Сенекус поставил вопрос наоборот: какие у вас идолы?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Об этих поп-идолах народ уже, возможно, позабыл: Гарри Кесслер, один из основателей Баухауза и создателей веймарского архива Ницше. Или Вальтер Ратенау, ставший первой жертвой нацистской “мясорубки”. Но я не думаю о них, как об “идолах”. Мои идолы от широкой публики скрыты…

Всё о Шупет
“Евроньюс”:
А муза у вас есть?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да, моя муза – это Шупет!

“Евроньюс”:
Шупет? Ваша кошка?!

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да-да!

“Евроньюс”:
И как же она вас вдохновляет?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
К счастью, это невозможно подвергнуть анализу. Мне просто достаточно её присутствия. От неё исходит такое спокойствие! Известно, что кошки в этом смысле – словно лекарство. У людей, у которых есть кошки, гораздо меньше проблем со здоровьем. Говорят, они оказывают сильный терапевтический эффект. Я читал об этом одну серьёзную научную статью.

“Евроньюс”:
И правда, животные нас успокаивают. Но мне кажется…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Меня не особо нужно успокаивать, даже если вид у меня довольно истеричный. Шупет 5 лет. И раньше, я бы ни за что не подумал, что смогу полюбить кошку. Но она у меня особенная, и теперь также – знаменитость во всём мире.

“Евроньюс”:
А какие у неё важные для вас достоинства?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Её присутствие и её красота, на неё просто счастье смотреть! Иногда она очень смешная, и глаза у неё как два гигантских сапфира. А шёрстка у неё просто идеальна, ведь у неё несколько гувернанток, она никогда не остаётся одна. Даже сейчас, в этой гостинице, она наверху, со своей помощницей.

“Евроньюс”:
Так она путешествует с вами?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Иногда, не всегда. В некоторые страны сложно ездить с домашним любимцем. Но, как правило, я эти страны избегаю. К примеру, в Англию я не езжу. А теперь, после “брексита”, этот вопрос и вовсе отпадает…

О “брексите” и национализме в Европе
“Евроньюс”:
Хочу как раз задать вам вопрос по “брекситу”, нас всё же волнует судьба Европы. Некоторые говорят, что “брексит” – это начало европейского распада. А вам как кажется?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Меня особенно шокировало то, что адвокаты выхода из Европы тут же ретировались, когда случилось непоправимое. Этот жутковатый тип, мэр лондонский…

“Евроньюс”:
…Борис Джонсон…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
…да, и ещё один выскочка, такой популист…

“Евроньюс”:
…Найджел Фараж…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Для меня Кэмерон – в некотором смысле – могильщик Европы. У них и так были исключительные условия членства. Люди, голосовавшие за выход, не играют никакой роли для будущего. Власти Германии сделали умную вещь. Я слышал, что любой англичанин (или англичанка) младше 40 лет может поселиться в Германии и он тут же получит гражданство. Вся элита от них сбежит. Вот, что получается, когда творишь глупости.

“Евроньюс”:
А что вы думаете о континентальной Европе? Мы видим серьёзный подъём национализма. Вас это не беспокоит?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Беспокоит, конечно. Но не думаю, что это серьёзная угроза. Австрия, и все остальные, всё это не шутки, конечно, и Польша тоже… Да и во Франции есть, знаете ли, одна небольшая “весёленькая” партия…

“Евроньюс”:
Какие последствия всё это будет иметь для молодёжи? Ну в моде, например?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Мода никуда не денется, она – вéчна. Будет больше “ширпотреба”, и меньше марок “люкс”, но мода всегда будет с нами.

Несколько слов об элегантности
“Евроньюс”:
Можно ли, по вашему мнению, говорить о понятии европейской элегантности?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Конечно, также как и о “ближневосточной элегантности”. К примеру, бурка тоже может быть очень элегантной, хотя это и не наша эстетика.

“Евроньюс”:
Ну а что же такое, эта “европейская элегантность”? Вот вы, например, – гражданин Европы?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Сложно подобрать слова. В целом, Европа – это космополитизм, это стирание границ между регионами. Это – общая идея, лёгкость. Но важно сохранить эту эстетику, чтобы она не исчезла. Популизм, в этом смысле, разрушителен.

“Как стать звездой?”
“Евроньюс”:
Вот ещё один вопрос от интернет-аудитории. Вопрос из Германии: “Какие советы вы могли бы дать начинающим модельерам, которые пошли по вашим стопам?”

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Им придётся бежать бегом!

“Евроньюс”:
Думаете, у них сегодня те же возможности, что были у вас?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Нет, конечно, сейчас на дворе другая эпоха. Мои знания уникальны, ни в одной школе им научиться нельзя. С тех пор, как я пришёл в моду, я никогда не оглядывался назад. У меня очень большие связи и столько знакомств… Не хочу никого расстраивать, но лучше молодым взять на вооружение другого “идола”.

“Евроньюс”:
Ну а что бы вы им посоветовали в карьерном плане?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Я советов не даю. Могу давать только личные советы, но не общего плана. Потому что всё зависит от таланта и от желания, от жизненных обстоятельств каждого. Насколько они свободны для самовыражения? Как определить своё призвание и путь? Это всё непростые вопросы. В противном случае все были бы успешными в жизни. Тут нет рецептов, как в поваренной книге.

“Евроньюс”:
Вы хотите сказать, что всегда смотрите только вперёд?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
…да, вперёд, на 6 месяцев, ведь именно это ритм моды. Все эти разговоры о том, что сегодняшний авангард мы будем носить через 20 лет… А вспомните-ка авангард 60-х? Сегодня уже никто так не одевается. Это был беспредел в чистом виде.

“Евроньюс”:
Ну а на такой вопрос ответите: пишет Кин Нам: “Что будет представлять из себя индустрия моды через 50 лет?” Можете сыграть роль пророка?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Не захватил с собой магический кристалл. Так что, не знаю.

“Вдохновение приходит за работой”
“Евроньюс”:
Вы твёрдо стоите на ногах… [Карл ЛАГЕРФЕЛЬД: Да-да, у меня 42-й размер!], но в то же время ваш мир – это постоянная эксцентрика. Как вам это удаётся?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Даже и не знаю. Я вообще-то прагматик, у меня ясный ум, я не испытываю иллюзий на собственный счёт.

“Евроньюс”:
Некоторые модельеры сегодня жалуются, что мир летит вперёд слишком стремительными шагами.

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да, но в этом случае им лучше не подписывать контракты с крупными фирмами, которым нужен определённый ритм в работе. Все хотят деньги вперёд, а вот “впахивать” потом – это посложнее. И об этом все задумываются с запозданием. А некоторые меня откровенно недолюбливают за то, что я придумал коллекции, которые раньше просто не существовали. Кстати, у дома Chanel есть также параллельные межсезонные коллекции, предметы искусства… Я конечно тоже несу ответственность за этот сумасшедший ритм работы, но мне помогают целые коллективы, и я знаю, что наши клиенты тоже ждут. Когда дорастаешь до такого уровня и на тебя работает столько народу, то важно самому полностью отдавать себя. Я не могу понять тех, кто ждёт вдохновение, лёжа на пляже. Мы говорим иногда “аппетит приходит во время еды”. Так вот вдохновение приходит за работой.

“Евроньюс”:
…и я слышала, что в вашем случае, – даже во сне…

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Это прямо как озарения, электроразряды, вдруг наступает полная ясность. Иногда в житейских ситуациях, когда я, к примеру, в ванной лежу. Уж и не знаю, откуда это берётся. Это говорит о том, что я полностью погружён в работу. И это меня только радует.

“Евроньюс”:
У вас всегда были такие озарения?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Нет, со временем – всё чаще и сильнее. Так что, по-моему, прогресс на лицо.

“Евроньюс”:
У нас ещё вопрос от итальянца Умано: “С какой самой большой трудностью вы столкнулись на протяжении вашей карьеры?”

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Разводит руками Их было так много, что мне сложно выделить что-то конкретное. Всё хорошо, что хорошо кончается, так что мне уже не кажется, что были особые трудности. Моё профессиональное прошлое – это как скульптура Сезара, – всё спрессовано в один большой ком. Детали уже не различить…

“Евроньюс”:
А вы не чувствуете желания передать ваше ноу-хау?..

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Нет нет, это невозможно. Ну то есть, у меня, конечно, есть помощники, стажёры… Они воплощают эту роль в какой-то мере… Но, по большому счёту, люди должны, прежде всего, рассчитывать сами на себя. Вот я всегда только на себя рассчитывал. Причём, в моей молодости это было скорее препятствием на пути, ведь без опыта вы были никому не нужны. А сегодня, уже одно то, что ты молод, может сделать тебя гением. И стоит тебе чуть постареть, тобой уже никто не интересуется. А ведь многим, так называемым, “молодым дизайнерам” – по 45! Так что, тушите свет!

Долгая дорога в мире моды
“Евроньюс”:
Вы лично – возвращаясь в вашему сотрудничеству с Fendi – что вы привнесли в работу дома Fendi?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Поначалу дело касалось использования мехов и связанных с этим инноваций. Раньше мех считался буржуазным аксессуаром, чем-то и тяжёлым, жёстким… Ну а сейчас посмотрите? Сёстры Фенди снова боятся использовать мех, чтобы не потерять уважение в глазах публики. Определённо, сегодня необходимо порывать со старыми схемами и творить новые формы!

“Евроньюс”:
У вас в жизни было немало сложных моментов. Какой вам запомнился больше всего?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Я всегда рассматриваю жизненные трудности как логическое развитие ситуации в моей профессии. Никаких вызовов не существует. Мне не перед кем отчитываться, кроме как перед самим собой. А это не так уж важно.

“Евроньюс”:
Вам приходилось в жизни отказываться от каких-либо проектов? Ведь у вас было немало авантюр?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Нет, никогда ни от чего не отказываюсь! Особенно если это что-то для меня новое, и представляет определённую трудность. Разумеется, если предлагают всякие глупости, я отказываюсь. Но учитывая уровень, на котором я работаю, и людей, с которыми работаю, риск этого – минимальный. Как здесь, так и в Париже.

“Евроньюс”:
Вы не только модельер, но и талантливый фотограф.

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Так говорят…

“Евроньюс”:
Как же вам это удаётся?..

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Это всё – части одного целого. Работай я исключительно в индустрии моды, я бы потерял связь с внешним миром. Моё увлечение фотографией для журналов и для рекламы позволяет сохранять постоянные контакты с кругом работающих в моде людей, с новыми моделями. И это очень важно, потому что изоляция – это смерть. Когда люди замыкаются в башне из слоновой кости, то дело плохо. Прошло то время, когда мы нашивали на платья горы тафты и слушали музыку Верди. Это всё в прошлом…

“Евроньюс”:
Вас знают за ваши афоризмы – “карлизмы”. Процитирую вас на английском: “Я знаю, насколько жёстким и непереносимым я иногда бываю. Никому бы не порекомендовал себя в качестве гостя.” Но мне вы кажетесь очаровательным мужчиной. Что же делает вас столь нетерпимым?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Ну уж и не знаю. Я даже не уверен, я ли это сказал. Возможно, у вас “карлизмы”, сказанные каким-то другим Карлом?

“Евроньюс”:
Вы постоянно творите, просто безостановочно… Но при этом у вас практически неизменный стиль. Почему?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Ну, не такой уж неизменный. Мой почерк – это безупречность, я ненавижу неряшливость и разгильдяйство. Это стало моей “подписью”, которая отпечаталась в головах у людей. Я уже и дорогу не узнанным не могу перейти! Я и улицу-то не выхожу…

“Евроньюс”:
Вы никогда не выходите?

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Да нет, от двери дома к машине, и обратно. В На публике я не появляюсь. Какой-то ужас творится с этими сэлфи! То есть я конечно за прогресс! Уже и вспомнить трудно, какой же была наша жизнь раньше, до всех этих ай-фонов… Но скажу честно, мне не хочется быть на фото вместе с тысячами каких-то незнакомцев.

“Евроньюс”:
С нами на “Евроньюс” был Карл Лагерфельд. Спасибо!

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:…и вам спасибо…

“Евроньюс”:
Это была программа “Глобальный разговор”.

Карл ЛАГЕРФЕЛЬД:
Надеюсь, я не наговорил тут глупостей…

“Евроньюс”:
Ну что вы, совсем нет!
Автор: Артём Асланьян